21:35 

Муза

Ego-Loco
Рос, ты и человек говно, и фрукт не очень. (с.)
Возле уха зашуршали мелкие чешуйки раскрывающихся покровов зелёного змея, по венам большим количеством промилле пронёсся алкоголь подкреплённый психо-стимуляторами и откровенно наркотическими веществами. Тело, прекрасное своей потрёпанной юностью, лежало на кровати в бархатисто-красных переливах шёлковой ткани простыней. Как картину обрамляет дорогая рама, так кружева обрамляли бледную кожу, сочащуюся в настоящее мягким серым сиянием, сквозь незамысловатые узоры нитей, пошло и строго обнимавших тело. Сияние источало всё тело, кроме мест, где болотными и изумрудными кристаллами двигался бесконечной петлёй Мёбиуса первогреховный полоз, доставляя экстатические удовольствия, выливавшиеся в тишину души прекрасной жертвы. Голова её была запрокинута и воздушно спутавшиеся между собой кудри нитевидной грибницей словно врастали в подушку. Широкие глаза внутри чёрных кругов, нанесённых углём поверх не менее чёрных пятен естественного происхождения от неестественной жизни падали и находились на дне ярко отпечатанных пепелищ души. Здесь, в замершем взгляде омываемых мутными слезами цвета свежих мясных помоев, сгорал сегодняшний день, всё что принес он, так же как сгорали и уничтожались все прошлые дни, когда она убивала себя и воскресала фениксом из невнятных хлопьев золы.Острые скулы, отчётливо выделенные более серыми линиями на лице, угловато танцевали симметричный танец вокруг плотно сжатых губ, покрытых маской иного цвета, цвета отравленной крови. Все эти подвижные черты лица, достойно статуе, были заморожены на пике своего движения. Не двигаясь более, они казались уже мёртвыми, тогда, когда не было нужды в удушении и дыхание кончалось само собой, а сердце ткало неустанное полотно ритма. Пенистыми облаками жидкость покидала тело из угла бардовых линий. Мученица расцветала стигматами. Право, её ангел научился прекрасно вышивать кресты на не раз истерзанной плоти. Отвратительное безжалостное создание небес, безликий и однотипный, как вся святая братия. Я видел, как в замерший момент смерти, он был рядом, но не помогал, лишь расстраиваясь её не верному выбору. Я видел всё, я был там. Это я добился её выбора и пригласил умереть. Нет, умирать.Я моргаю и моргает лампочка камеры, лазерной иглой, пронзая, казалось, затвердевший миг. Камера была мной и я был ею, чтобы смотреть на свою музу не отрываясь. Она умирала в двадцатый раз. Красиво, в прочем, как и всегда. Не без моей помощи смерть ложилась с ней в постель и зачинала с холодным телом новую жизнь. Я жрал и напитывался этим зрелищем, пока наш маленький мир не рушился под тяжелым грохотом выбиваемой с петель двери и гулких шагов спешащих на помощь санитаров. Не сегодня. Сегодня их не будет. Я выхожу из тени, когда ты топишь её сердце в крови, доставив удовольствия на троих. Последний булькающий удар гасит вечер. Моя негласная дочь измучена и счастливо-мертва. С отцовской заботой поправляю её разметавшиеся кудри, упавшие на голубые глаза. Смыты твои грехи. И сейчас на руках я отнесу тебя в ад, пока с потолка сыпется земля, как дождь.
запись создана: 10.04.2016 в 05:01

URL
   

Ego-loco

главная