Ego-Loco
Рос, ты и человек говно, и фрукт не очень. (с.)
- Слушай, а почему вокруг нас вселенная с многочисленными мирами, люди, события, а мы просто завариваем чай.
- Мы не существуем.
- Тогда почему этот пьет наш чай?
- Его тоже не существует.


Предобеденный рассвет, залился сквозь окно липким горячим мёдом, огибая углы мебели и аккуратно, уютно проникая в пространство меж ворсинок ковра на полу. Стало тяжело дышать, вязкое солнечное освещение не хотело заливаться в горло и насыщать кислородом тело, что в самом цветущем периоде своей молодости. Одно лишь стоит уточнить, что это было вчера. Вчера оно было таким, молодым и источающим прекрасы юности наряду со свежестью. Прошлое сдавило сердце и заплело волосы в рваные клоки, затянуло полупрозрачными плёнками ясные глаза и сшило рот грубым швом, полосами гниющей нити многократно перечёркивая губы, слипшиеся хрупкими корочками крови. Жалкое, потрёпанное тело, утопало в медовой вязкости солнечных лучей, барахтаясь в них, словно насекомое, попавшее в сладостный сироп и неминуемо умирающее в нём. Картина была отвратная, от вида такого паршивого конца чьей-то жизни к горлу подступала тошнота, которой способствовал приторный запах, разивший от места действия. Грязными пальцами с вросшими и расслоившимися серыми ногтями, существо цепляло и перемешивало губящую массу, только сильней и всё больше подгребая её в свою сторону. Время не тянулось, оно запыхаясь бежало, догоняя одной стрелкой часов другие . Клокотало, залепившее глаза раскаляющееся солнце, и слышно было нотки подпаленного мяса. Как бы не кричало существо, губы его, замершие подобно таким же губам любой из известных статуй, не размыкались и не рвалась прочная нить. Мычание было приглушённым и оно плавало в золотистом свете далёкой звезды, дикой болью которой освещались другие звёзды. Вокруг стояли хороводом обелиски, восковые, они плавились жирными потными каплями скатываясь на плиты под ногами жертвы, грозясь замуровать тот труп, что останется после. Сердце его начало биться в агонии, пробивая своими звуками кокон насилия. Громче. Громче. И оборвалось в тишину. Замолчало, не вторя ни дыханию, ни мышлению, так как и так отстало от них на длительный срок. Кокон света стал уплотняться и сжиматься, казалось, что сквозь толщу, гасящую любые звуки, стало слышно выходящий из лёгких свист воздуха, а затем и хруст костей. Чавкающие,большие куски расплавленного и искорёженного вещества упали на пол, брызгаясь и моментально начав покрываться отвердевающими пластинками воска, образуя курган. За окном, профиль солнца отсекал горизонт, постепенно скрывая мстительную звезду из виду и уводя глумливую его насмешку. Воск застыл, а в неровностях его можно было разглядеть замершее в умиротворении лицо, душа,носящая которое стала свободна, очистившись и выдержав испытание. Демиург ухмыльнулся и развернувшись гулкими шагами сотряс небо, возвращаясь из своей песочницы с названием "Земля" в вечность.
запись создана: 10.04.2016 в 04:48